Сейчас многие музеи стараются отойти от привычного музейного подхода к выставкам — с застекленными витринами и смотрителями, строго следящими за тем, чтобы ничья рука не коснулась эспонатов. Северный морской музей в Архангельске вообще очень современный. По стилю оформления, по возможностям для посетителей. В прошлом году мы уже были в нем на постоянной экспозиции, а в этот раз не смогли не посетить временную выставку «Территория смелых». Вдохновением для ее создания стала дата 21 мая — день полярника. В этом году в Архангельске как раз проходил Международный арктический форум, в рамках которого и состоялись празднования, в том числе и открытие выставки.

Днем полярника 21 мая стало в 1938 году, через год после поднятия советского флага на Северном полюсе. Случилось это во время работы первой советской дрейфующей станции СП-1, руководителем которой был Иван Папанин, а другими участниками экспедиции — метеоролог и геофизик Евгений Фёдоров, радист Эрнст Кренкель, гидробиолог и океанограф Петр Ширшов. Да, это те самые папанинцы, которые после 274 суток дрейфа были сняты с тающей льдины.
В названии «Территория смелых» совместили два художественных произведения. Первая часть позаимствована у книги «Территория» про бескрайние заснеженные северные просторы, а вторая — у фильма 1936 года «Семеро смелых», снятого как раз про эпоху покорения Арктики.
На следующем фото, правда, челюскинцы, но операция по их спасению была совершенно уникальная

Как жили и работали первые полярники, можно посмотреть в музее Арктики и Антарктики в Санкт-Петербурге, там воспроизведена палатка папанинцев, в Архангельске же реконструировали полярную станцию послевоенного периода, окруженного, наверное, самым романтическим ореолом в истории освоения Арктики

Экспозиция достоверно воспроизводит станцию во всем, кроме одного — здесь все три зоны — рабочая, питания и отдыха, — расположены под одной крышей. На настоящей полярной станции это всегда два или даже три домика. Разные строения под различные нужды строились для того, чтобы при случайном пожаре не сгорела сразу вся станция

В остальном, на выставке все сделано и оборудовано практически так же, как было у настоящих полярников. Интерьер составлен из предметов, которые были или должны были быть на аврктических станциях 50-60-х годов. Тут можно было увидеть даже настоящие продукты, а также постельное и нижнее белье. Все эти вещи не старше семидесятых годов. Некоторые из них были спасены коллекционерами, другие же сохранились благодаря хорошей русской традиции ничего не выкидывать

Что же касается самого домика, то стены, пол, электропроводка и наглядные материалы выполнены согласно «Наставлению гидрометеорологическим станциям и постам» 1956 года и оформлены по воспоминаниям полярников

Внутри «домика» можно задержаться надолго, разглядывая старые приборы и фотографии, пытаясь представить, как долгие девять месяцев несколько человек сосуществуют в ограниченном пространстве с минимумом общения. Кстати, поэтому на полярных станциях запрещено было оружие — во избежание, так сказать. Тем не менее, ружье, как непременный атрибут полярника, не только присутствует во многих книгах, все равно было на станции. Его провозили контрабандой, в разобранном виде, и использовали для охоты, а совсем не для того, чтобы обороняться от белых медведей, как можно было бы подумать. Для защиты от белого медведя есть свето-шумовые гранаты, специальные фаеры, оружие в этих целях не использовалось и не должно использоваться, поскольку белый медведь занесен в Красную книгу.
Нашему замечательному экскурсоводу очень идет одеяние полярника 🙂
     
Кстати, белых медведей мы видели, они ходили вокруг домика, пока мы чаевничали во время партиии в шахматы
     


Как вам печенье 1972 года?
А такая баночка из-под меда у нас до сих пор где-то дома есть

Ну и еще несколько фотографий обстановки


Непременный ковер на стене и фотографии родных

Снимки висят и у рабочего места, для поднятия духа. Если ориентироваться на распорядок, то рабочий день был не слишком длинный — 7 часов, что более чем компенсировалось условиями вечной зимы

Рабочий уголок заполнен всевозможными приборами, которые позволяли передавать и принимать всевозможные сведения, по большей части касающиеся наблюдений за изменениями в природе

На выставке был отдельный стенд с приборами, которые использовались для снятия метеорологических показаний.
Будку наверняка многие видели в кино или передачах, и, если не ошибаюсь, то раньше такая стояла в Саратове в университетском городке
Исследования погоды проводиллись и проводятся по несколько раз в день, только раньше все их делал человек, а теперь очень многое доверено автоматизированным приборам, что сказалось на количестве полярных станций. При СССР их было больше сотни, сейчас, конечно, количество не столь велико.
Так что же за погодные показатели интересовали полярников?
Естественно, в первую очередь те же самые, что представляют интерес и для простых людей — температура воздуха, скорость и направление ветра, а также атмосферное давление.
Приборы, позволяющие отследить измерения погоды, как раз и находятся в будке, которую еще называют психрометрической

Для измерения температуры воздуха используется термометр. Здесь их два — один максимальный, со шкалой — от -30 до +50, а другой минимальный, где шкала — от -50 до +30

Запасные термометры лежат в домике

Для измерения давления использовался барометр анероид, то есть безжидкостный
Показатели ветра можно измерить с помощью флюгера, который покажет не только скорость, но и направление. А вот для определения только скорости можно воспользоваться ручным анемометром

Еще один показатель — это влажность воздуха. На выставке было два прибора, предназначенных для этих измерений. Один состоял из двух термометров — сухого и опущенного в стакан с водой. Используя значения этих температур и давления, можно как раз и вычислить влажность. Правда, для этого придется покопаться в специальных таблицах, которые мне напомнили талицы Брадиса — много цифр и ничего не понятно)

Другой гигрометр оказался… волосяной. В нем используется самый обычный длинный женский волос

Его структура такова, что он удлиняется или укорачивается при изменении влажности, что и отмечается на шкале

Показания всех этих приборов приходилось снимать вручную каждые несколько часов, но были у метеорологов и другие аппараты, которые позволяли вести наблюдения и одновременно записывать изменяющиеся данные. Обычно они располагались в соседней будке. И назывались уже термограф, барограф и психрограф


График писался на специальную ленту, которая весьма похожа на миллиметровку, только еще и с обозначенными днями недели

Знаете, в чем плюс всех этих приборов? В том, что они совершенно не зависят от электичества


Правда, чтобы передать собранные и обработанные данные, без электричества все равно не обойтись


Информация кодировалась с помощью специального синоптического кода. Глядя на эту таблицу, вспомнила про журналы наблюдений, которые мы вели в начальной школе. Там тоже были похожие значки

В шестидесятых в качестве основной связи пользовались азбукой Морзе

Сложно, если честно, передать что-нибудь, выдерживая одинаковую длину сигналов

Вообще, на выставке было разное радиооборудование

И правила поведения в эфире)

Экскурсия вообще оказалась не только очень интересной, но и познавательной. Жаль, что выставка была временной. Было бы здорово, если бы какая-то ее часть вошла в постоянную экспозицию. Ну а к нашему следующему визиту в Архангельск музей наверняка придумает еще что-нибудь интересное

Оригинал

Автор sarlynx

Написать комментарий