В немецком языке есть такое слово: Blindgänger. Blind — слепой, Gänger — ходок. Но называют так не слепых людей, идущих куда-то, а неразорвавшиеся авиационные снаряды времен Второй мировой войны. Еще это можно перевести как “слепые пришельцы” — почти поэтически. В общем-то, в эту группу входит все, что должно было взорваться, но не взорвалось — мины, гранаты, патроны…

Но речь сейчас пойдет не о них, а об авиационных бомбах.

Причины, почему они не детонировали в свое время, разные. Это и различные технические сбои, и нарушения режима эксплуатации, а зачастую — откровенный саботаж.

По мнению специалистов, сейчас на немецкой земле находится примерно 100 тысяч неразорвавшихся авиационных бомб, это — от 10 до 20% всех бомб, сброшенных на Германию за период Второй мировой войны. Каждый год в среднем находят 5.500 “пришельцев”, и одна-две бомбы взрываются сами по себе, то есть, самовозгораются.

фото
Бомбы в Германии могут быть везде: лежать под фундаментами многоэтажных домов, под полотном автобанов, на территории фабрик и заводов, около трамвайных путей… Особенно часто их находят в тех регионах, где велись интенсивные бои: в районе Рурского бассейна, в Гамбурге, Берлине, Мюнхене, Дрездене.

Очень часто их успевают обнаружить, вывезти и уничтожить так, чтобы никто не пострадал. Но бывают и смертельные случаи. Как правило, это происходит на строительных площадках, когда какой-нибудь работник копнёт не там и наткнется на опасную находку. Последний такой случай был в 2014-м году в городе Euskirchen, Северный Рейн-Вестфалия. 50-летний экскаваторщик задел ковшом бомбу. Сам погиб, два человека, которые работали на той же стройке, были тяжело ранены. Также ударной волной повредило фасады домов в радиусе нескольких сотен метров от взрыва, побитых машин — без счета!

фото
В 2006-м году подобное несчастье случилось на автобане около баварского Ашаффенбурга. Ситуация — типичная: ремонтировали дорогу, копали что-то, задели бомбу, экскаваторщик взорвался. Вопрос, почему на строительные площадки не запускают сначала саперов, наверняка возник не только у меня, но сейчас не об этом, да и саперы тоже взрываются.

фото
Восемь лет назад, например, сразу трое специалистов на тот свет отправились — сапер и два его помощника, в Гёттингене это было. Они пытались разрядить найденную и уже вывезенную в безопасное место бомбу весом 5 центнеров, но она взорвалась на час раньше запланированного времени. Начинка в этих бомбах старая, трудно предугадать, как она себя поведет.

А буквально на днях бомбу нашли в Дрездене. Во вторник 22-го мая маленький экскаватор, который обычно используется при ремонте тротуаров, зацепил ковшом чеку 250-килограммовой авиационной британской бомбы. В центре города, в районе Dresden-Löbtau, неподалеку от центрального вокзала! Рядом — гериатрическая клиника, два дома для престарелых, школа, садики, жилые дома. И заправка в нескольких метрах от найденной бомбы, рванет — мало никому не покажется. Если что, я не только из немецких новостейоб этом знаю, у меня в Лёбтау приятели живут, которых в тот вечер из опасного района эвакуировали.

фото
Это была очень громкая акция, полгорода не спало. Представляете, на вертолетах пациентов целой клиники вывезти? Машины скорой помощи тоже были задействованы, конечно, и все — с мигалками и сиреной. Одну бабулю “потеряли”. Ее на каталке в сторонку отвезли, оставили там, а сами за следующей побежали. Бабуля — дементная, еле ходит. Казалось бы, что с ней случиться может? А она сирену услышала, крики, ночь, ну, военные годы и ожили у нее в памяти. Она встала с каталки и пошла.
Не уверена, что ее сразу хватились, потому что она километров шесть или семь прошагала, ее коллега моей подруги случайно около своего дома обнаружил. Понял, откуда бабуля взялась, позвонил в специальную службу, за ней приехали. Но не сразу, попросили “покараулить” с полчасика.

фото
Всего было эвакуировано 7.800 человек, разместили их в помещении Дрезденской Мессы. Это что-то вроде выставочного центра, там и беженцев тоже в свое время селили. Домашних питомцев с собой брать не разрешили, даже собак. Все думали, что уже утром следующего дня можно будет вернуться, никто не мог предположить, что для ликвидации опасной ситуации понадобится двое суток!

фото
Дело в том, что бомбу нельзя было транспортировать из-за поврежденного экскаватором взрывного механизма, по этой же причине приблизиться к ней, чтобы разрядить, тоже было опасно.
Саперы пытались сделать это дистанционно при помощи приспособления, которое называется Raketenklemme. По-русски это как “ракетные зажимы” перевести можно, но в точности термина я не уверена, извините. Вот, фотографию нашла, как эта штука выглядит.

фото
Этот метод дает 50% шансов на успех: или удастся обезвредить бомбу, или рванёт. Поэтому вокруг бомбы на всякий случай стали возводить защитную стену. Для этого использовали бетонные блоки, мешки с песком и шары из спрессованной бумаги и картона весом в одну тонну.

Между тем начинка 70-летней давности повела себя непредсказуемо, и бомба начала детонировать. Вытекающие из нее взрывчатые вещества загорелись и подожгли шары с бумагой, хотя специалисты утверждают, что не должны были. Возгорание произошло в среду, тушить начали только в четверг. Пожарные не могли приблизиться к бомбе, это было слишком опасно, да и затруднительно из-за экстремально высокой температуры в зоне горения.

фото
В четверг 24-го мая была предпринята первая попытка потушить пожар при помощи пожарного робота, которого доставили из Лейпцига. Не сразу, но пожар был потушен, а бомба обезврежена.


фото
Всего в работах по ликвидации пожара, эвакуации людей и вывозу бомбы, было задействовано 590 пожарных и спасателей, и 1200 полицейских не только из Саксонии, но и из соседних земель.

фото
В целом акцию можно считать успешной, потому что ни один человек не пострадал, дома в округе — тоже. При неконтролируемой детонации на месте взрыва образовался бы глубокий и широкий кратер, осколки разлетелись бы на 800 метров. Такие серьезные последствия были бы из-за того, что бомба лежала на глубине всего 47 сантиметров!

Кстати, полеты самолетов над городом со вторника по четверг были запрещены. Сначала отменили 25 рейсов в и из Дрездена, а потом, от греха подальше, и вовсе закрыли аэропорт.
Люди смогли вернуться в свои дома только к пятнице, а обратная доставка стариков и пациентов клиники продолжается до сих пор.

Остатки бомбы привезли на склад в местечко Цайтхайн. Там уже будут решать, уничтожить ли бомбу или оставить в качестве учебного пособия для будущих саперов.

фото
Опасность наткнуться на старую бомбу в Германии очень высока. Мероприятия по ее ликвидации — дорогие. Поэтому в некоторых немецких землях при строительстве новых домов от владельцев требуют документ, что участок — “чист”. Тем не менее никто не избавлен от неприятных сюрпризов и возможных финансовых расходов. Потому что платить за последствия придется хозяевам дома или земли. Конечно, обезвредят и вывезут бомбу за государственный счет, но и только. За тот хаос, что остается после работы саперов и спасателей, раскошелиться должен “бомбовладелец”. А как же! Все, что на частной территории находится, хозяину принадлежит!

Как раз сейчас в Мюнхене, например, на слуху история с бункером, полным снарядов. Его случайно обнаружили в саду пенсионерки Мелиты Майнбергер (Melitta Meinberger). Соседний дом сносили и нашли, бункер на территории обоих участках находится. В нем с войны хранились зажигательные бомбы, гранаты, оружие — амуниции на 10 тонн! А еще — фосфор, который уже выделяется из какой-то дряни, и различные химикаты, могущие в любой момент воспламениться.
То, что она практически живет на бомбе, 72-летняя женщина знает уже пять лет. Работы по ликвидации бункера начались только в марте этого года и вроде как к маю уже закончились.
52 человека, живущих в радиусе 50 метров от дома, переселили в гостиницы на все время работ, интересно, кто за это заплатит, бомба — это, как бы, не страховой случай.

фото
После того, как бункер уберут, фрау Майнбергер предъявят счет примерно на 200 тысяч евро. Она платить не хочет, конечно, аргументируя тем, что ее родители, которые построили дом в 1950-м году, вызывали экспертов перед началом строительства, и те не обнаружили на участке ничего подозрительного. Заплатили тогда за экспертизу 8000 немецких марок, и соответствующий документ об этом есть.
Но для закона это не аргумент. В общем, деньги теперь для пожилой женщины собирают всем баварским миром, для этого даже создали какой-то благотворительный фонд. Мир — не без добрых людей.

На этом я заканчиваю, кроме рассказов эвакуированных приятелей в написании статьи использованы материалы газет Die Welt и Dresdner Neueste Nachrichten. Желаю всем мирного неба над головой!

Оригинал

Автор Irina Dobruskina

Меня зовут Ирина, сейчас я живу в Голландии. В нашей "западной" жизни мы много переезжали, меняли страны и города. В одной только Германии мы прожили 12 лет и за это время переезжали шесть раз. Можно смотреть на это, как на грустный факт смены языка, окружения, дома, неизбежного ухода людей... Я предпочитаю видеть в этом приобретение нового опыта, нового языка и прихода новых людей в нашу жизнь. В Голландии я до сих пор чувствую себя туристом, что во многом помогает мне более или менее сносно существовать в этой замечательной стране. Пишу о путешествиях и жизни здесь и в ближайшем зарубежье.

Написать комментарий